<<<<<<< local ======= >>>>>>> other
Новости
Home / Категории / Путешествия и Развлечения / Сейшелы — это самый дорогой отдых, самые лучшие пляжи, самые большие черепахи и самый медленный сервис
Сейшелы — это самый дорогой отдых, самые лучшие пляжи, самые большие черепахи и самый медленный сервис

Сейшелы — это самый дорогой отдых, самые лучшие пляжи, самые большие черепахи и самый медленный сервис

  • Европа
  • www.gq.ru
  • Разбираемся, правдивы ли эти стереотипы про Сейшельские острова и что еще есть на земле офшоров помимо кокосов и социализма.

«Сейшельские острова – это гнилые зубы Гондваны», – вспомнила я вычитанное где-то выражение, когда самолет, слегка как бы пока­чиваясь в солнечном мареве, шел на посадку прямо в океан.

С островами всегда так – сколько ни вглядывайся в иллюминатор, суши не видишь до последней минуты. Вернее, сначала – из-за облаков, если таковые есть, – видишь в голубой воде неровные блинчики, словно вылепленные из песка и рассеянно позабытые здесь каким-то божественным младенцем, а спустя двадцать минут тушка «боинга» уже почти загребает пузом воду, а суши все нет и нет. Мне в таких случаях всегда немного страшно. Но в последний момент земля все же появляется, а на ней горы-долины-домики, ангары тропического аэропорта. Бумс – и шасси «боинга» бежит по раскаленному асфальту. Недисциплинированные пассажиры включают мобильные телефоны, а дисциплинированные разглядывают залитый солнцем пейзаж и думают: здравствуй, еще одна жопа мира! И в этом приветствии нет ничего обидного – здешние жители по доброй воле избрали символом своего государства жопу, вернее, поразительно похожий на нее по очертаниям coco de mer – эндемический морской кокос.

Посадка на&nbsp;остров – всегда немного страшно. Кажется, что самолет падает прямо в&nbsp;воду.

«В нашей столице Виктории есть музей, институт и светофор», – гордо рапортует водитель корейского джипа по дороге в отель. Юркая «корейка» бодро шарашит по долинам и взгорьям, и мой слипающийся от усталости глаз различает в золотом полуденном мареве базальтовые отроги огромных гор, густую темную зелень, выступающие из нее опрятные желтые домики, каких-то птичек. Серпантинный путь занимает всего-то сорок минут – этого достаточно, чтобы из конца в конец пересечь Маэ – самый крупный остров архипелага, где, как мы уже знаем, расположена столица Сейшельской Республики. Но нам в столицу совсем не надо – не для этого мы залетели в самое под-подбрюшье Индийского океана, сильно под экватор, на широту ЮАР. Мы залетели сюда, чтобы две недели никого не видеть, не слышать и не осязать – за исключением разве что черных попугаев и морской черепахи. В целях полного уединения и пляжного разложения был выбран отель Four Seasons – только что построенный в самой уютной из островных бухт. Ворота с соответствующей надписью тихо открылись, пропустив джип, и так же тихо закрылись, оставив за собой всякую действительность – хорошую и плохую.

Рассказывать об особенностях отдыха на тропических островах лично мне очень трудно, потому что в этом отдыхе я прежде всего ценю не наличие тех или иных опций, а их, возможно, полное отсутствие. В этом смысле моим фаворитом являются Мальдивы – там на крошечных и абсолютно плоских коралловых атоллах нет действительно ничего. В распоряжении лентяя и разложенца только хайтековская изба на сваях, торчащих из океана, ресторан, спа, и все. То есть абсолютно все! Никаких достопримечательностей, активных видов спорта, аниматоров, экскурсий – так что можно спокойно предаться любимому занятию – валяться под раскаленным солнцем на белом кварцевом песке в ожидании волны, которая широким языком вылизывает горячую кожу, словно огромный зверь своего детеныша.

Концепт отеля Four Seasons на&nbsp;острове Маэ&nbsp;– «креольская деревня».

Вид «хижины» класса люкс-де-люкс изнутри.

Отель Four Seasons на острове Маэ оправдал в этом смысле самые лучшие ожидания. Дизайн избы оказался почти совершенным – ­деревянные пол и стены, плетение и кожа, белое и голубое, бассейн, веранда, весь возможный хай-тек – глаз не раздражает ни одна деталь, все предметы интерьера находятся в ненавязчивой, но хорошо продуманной гармонии. Избы – простите, бунгало – выстроены на высоких сваях в несколько рядов на холме, где совсем недавно были непроходимые джунгли. Теперь джунгли превращены в так называемую креольскую деревню – так именуется здешняя архитектурная концепция. Ознакомиться с ней в целом непросто – стоит сделать несколько шагов вниз в направлении пляжа, как из-за угла выруливает электромобиль багги, а там местный служитель с глазами на полвосьмого от беспокойства за вас причитает: «Мэм, пешком на пляж в первый день, ну как же можно! Давайте подвезу».

Два зигзага – и перед вами «базарная площадь» «креольской деревни»: бар с низкими диванами цвета «пина-колада», ресторан со свежей рыбкой, а главное – восхитительный, сияющий кварцем баунти-пляж, один из лучших в мире. Что хорошего можно увидеть на пляже, кроме обожженных солнцем булочных прелестей? – так думают некоторые глупые поклонники активного отдыха. И ошибаются, потому что на пляже можно увидеть многое. Лично я, например, на пляже отеля Four Seasons на Сейшелах увидела мужчину своей мечты. Это был подметальщик пляжа. Нет, я не хотела все бросить и быть с ним – я хотела все бросить и быть как он. Художественной задачей подметальщика пляжа является превратить листики, веточки и прочий растительный мусор, валяющийся на песке, в восемь кучек. На решение этой художественной задачи истинный сейшелец тратит около восьми часов. Начинает он около 9 утра, чтобы торжественно укатить тачку с веточками в лучах заката. Это зрелище в первый день вызвало у меня истинный эстетический восторг, который усилился еще больше, когда вслед за подметальщиком в лучах заката появились «марьячи» с зачехленными гитарами, люди со складными столиками, посудой и белыми скатертями, а за ними, вы не поверите, падре. Я тоже не поверила – а зря, в кустах за пляжем затевалась свадьба. Счастливыми молодоженами, разумеется, оказалась пара из Москвы – плечистый брюнет с красивым золотым крестом и хрупкая ­девушка.

«Пора на фиг с пляжа», – здраво рассудила я, понаблюдав за свадебными приготовлениями. И вовремя – тропическое солнце, словно монетка в щель, проворно закатилось за горизонт, креольская деревня зажглась огнями, вкусно запахло рыбкой на гриле, а в черном небе появились крупные звезды и огромные летучие мыши, которых здесь так просто и называют – flying bat.

Так – с чувством, толком и расстановкой – прошла моя первая неделя на Сейшельских островах. О месте, где я нахожусь, я не выяснила абсолютно ничего. И это было даже симпатично – пребывать в совершенном «нигде». Просто вбирать в себя энергию океана, неба и солнца, лежать и улыбаться, не думая совершенно ни о чем. Ходить в спа – за массажем из теплых гладких раковин, медленно натирать загорелую кожу маслом из кокоса и лимонной травы, слушать музыку, есть лобстера, лениво просматривать за завтраком глупые газеты, просто смотреть и смотреть на воду…

Так бы я и превратилась в окончательный пляжный овощ, если бы не Кузьмич, он же почетный гражданин Сейшельской Демократической Респубики капитан Рост.

Однажды после полудня мы сидели в Anse du Soleil – крошечном пляжном кафе и ели барракуду, запивая ординарным южно-африканским шардоне. За соседними столиками помещались французы, немцы и граждане Израиля. Публика оживленно болтала. Молчал только один человек – большой и солидный, в шортах, белой майке, на которой возлежал внушительных размеров крест на витой цепуре. «Ну надо же, – подумала я, – оказывается, гимнастов предпочитают не только русские». Человек встал, медленно подошел к нашему столику и протянул карточку. На ней на чистом русском языке значилось: «Кузьмич. Рыбалка», был нарисован кораблик и еще ­много всего.

Кузьмич, или капитан Рост, как предпочитал называться наш новый знакомый, оказался отошедшим от дел военным – а точнее, подводником, с редкой специальностью: «работа в глубоководных исследовательских аппаратах в экваториальных водах». В свое время родина послала Кузьмича на секретное задание – способствовать становлению народной демократии на Сейшелах, дабы изгнать английских колонизаторов со стратегически важных островов. С задачей Кузьмич со товарищи блистательно справились, за что благодарное демократическое правительство Сейшел выдало бывшему советскому офицеру кусок земли и гражданство. И Кузьмич зажил припеваючи: на паях с двумя южноафриканцами купил три моторных катера и теперь катает туристов на океанскую рыбалку за 1000 евро в день. Я от рыбалки категорически отказалась, но согласилась посмотреть острова. На следующее утро в ворота Four Seasons въехал крошечный зеленый автомобильчик. Капитан Рост распахнул дверь, и наша ­экскурсия началась.

Самое интересное на Сейшелах – это природа. Звучит банально, но это так. Считается, что архипелаг – все, что осталось на поверхности от затонувшего протоконтинента Гондвана, его «зубы». О правоте этой гипотезы свидетельствует наличие на Сейшелах растений-эндемиков – то есть таких, каких больше нигде на земле нет. Самое известное из них – это морской кокос, гигантская пальма coco de mer, один лист которой достигает в длину трех метров, а плод зреет пятнадцать лет, тогда как сама пальма живет около восьмисот. Эндемический кокос является эстетическим символом Сейшел и, как уже было сказано, абсолютно недвусмысленно напоминает то ли пухлый женский зад, то ли перед – в общем, что-то в высшей ­степени ­малопристойное.

Coco de mer является не только визуальным, но, видимо, и ментальным символом сейшельского народа, так как оный народ размножается с поразительным проворством и естественностью, наплевав на все строгости католической религии. Основное население – креолы, потомки рабов, некогда вывезенных с Восточного побережья Африки и Мадагаскара, французов и англичан. Сейшелы были совершенно необитаемы до того, как в 1501 году здесь высадился Васко да Гама. Последующие двести лет здесь опять не было никого, кроме пиратов. И лишь в 1756 году на Сейшелах появились французские колонис­ты. На момент их появления на островах не росло ничего полезного для человека, кроме кокосов и дерева такамака, годящегося только­ для латания дыр в пиратских кораблях. Колонисты стали выращивать и продавать пряности – главным образом ваниль и корицу. Плантации возделывали рабы. Колониальная экономика приносила Франции хорошие деньги вплоть до наполеоновского поражения. По Парижскому миру Сейшелы отошли Англии. В 1835 году здесь отменили рабство. А в 1976 году товарищи креолы не без помощи братского Советского Союза торжественно прогнали английских колонизаторов, провозгласили народную республику и избрали собственного президента – кстати, белого француза. На прощание колонизаторы, мучимые чувством вины, построили на островах несколько аэропортов, что позволило коренному населению не впасть в довлеющему всякому­ африканскому социализму нищету, а напротив, стать цитаделью ­мирового элитного туризма.

«Элитный туризм» – это не метафора. На Сейшелах все дико ­дорого. Причем цены формирует не столько географическое поло­жение, сколько причудливость социалистической экономики.

Принцип «иностранный лох платит в десять концов» реализуется здесь ­на государственном уровне – как, например, на Кубе. Билет на паром с острова на остров местному человеку обойдется в несколько рупий, а вам – в 80 евро. Повсеместно действует 20-процентный налог с продаж. Лобстер в прибрежном ресторане стоит 40 долларов. ­«Почему, ради всего святого?!» – вопросила я у Кузьмича. Тропический Вергилий объяснил, что ленивое местное население не практикует промышленного лова, а все делает вручную и очень медленно. Например, эти люди не сажают даже ананасов, а в случае необходимости отправляются за дикорастущими плодами в лес с мачете. В результате ананас стоит 10 долларов. И это в местности, где моментально вырастает все что угодно! Все что угодно растят в основном китайцы, а продают индусы, пока местные люди собирают в кучки пляжный мусор или дремлют, сидя на корточках в растаманских шапках. Индусы и китайцы готовы работать больше – но на иностранную рабочую силу действует также какой-то фантастический налог. Так что знакомство с креольским подметальщиком неизбежно. Все на благо граждан – главный принцип социалистической страны, a всю эту сомнительную политэкономическую конструкцию поддерживает только туризм – и будет поддерживать, потому что такой природы, как на Сейшелах, не увидишь нигде в мире. Только здесь сохранились гигантские «слоновые» водоплавающие черепахи, которые откладывают яйца на белых пляжах необитаемых островов. Большинство островов имеет статус национального заповедника и заселено десятками редчайших видов птиц. На острове Пралин, например, обита­ет эндемический черный попугай – если повезет, птичку можно увидеть в единственной в мире роще морских кокосов. Роща – самый настоящий доисторический лес, огромный и странный настолько, что выглядит как декорация к «Парку юрского периода». С гигантских пальм свисают coco de mer – по 15 кг штучка, смущая туристов ­игривыми очертаниями.

Дух здорового секса вообще как-то витает в местном воздухе, так что его жертвами становятся не только креолы, креолки и молодожены из Европы. В качестве поощрения за хорошее поведение на экскурсии капитан повел нас на ужин в ресторанчик к своему другу – итальянскому скульптору Антонио Феличе. Вернее, ресторанчиком заведует подруга Антонио – креолка Мария, а Антонио тем временем творит в своей мастерской. Ах, видели бы вы, что творит 70-летний тощий Антонио, вдохновленный феерическими формами Марии! Такого собрания восставших гениталий и прочей увековеченной в дереве знойной плоти вашему автору видеть не приходилось. ­Посреди великолепия бродил седой, стриженный под панка, старик Антонио с горящими глазами, брутальная Мария жарила на камнях рыбу и во всем ощущался привкус истинного – не европейски рафинированного, – а именно настоящего, а потому слишком физиологичного, и этим слегка противного – довольства жизнью. Жизнью, после двух недель которой деятельного европейца охватывает чувство вины, и он вновь спешит на борт пузатого самолета, чтобы перед приземлением услышать: «Погода в Москве хорошая. Метель».

Тропический закат – прекрасная декорация для&nbsp;свадебной церемонии.

Автор: Редакция

Главный Администратор сайта RUSMONACO.com

Комментировать

Обязательные поля отмечены *

*

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Выберите фигурку
с поднятой рукой *

Наверх